Поиск
RUUZ

Реклама

International Talent Academy об отсутствии оценок, домашних заданий, использовании телефонов и процессе отбора учащихся

Команда ITA рассказывает, как формирует новую культуру, продвигая свободу выбора детей, совмещая в себе государственные образовательные стандарты Узбекистана, России и методы IB.

389views0replies
0

18 июля в Ташкенте запустилась новая частная международная школа полного цикла, включающая в себя детский сад, школу и сезонный лагерь.
Проект сильно отличается от имеющихся образовательных учреждений на рынке, так как зарождался как место, где каждый ребёнок будет иметь свободу выбора, сможет раскрыть свои таланты, научится самостоятельно выстраивать собственный трек развития. Для того, чтобы показать полную картину, команда ITA подготовила ответы на часто задаваемые вопросы.
– Один из главных вопросов от родителей – для чего проводится собеседование, и какие критерии отбора при приеме?
«Многие ошибочно думают, что мы проводим отбор родителей, хотя на самом деле интервью – это беседа, в которой выбирают обе стороны. Важно, чтобы те ценности, которые мы транслируем, те методики, которые используем, подходили и были приемлемы для родителей, которые хотят отдать к нам в школу своих детей», – Арсен Байтуков, директор школы.
– Можете ли Вы привести пример, когда родители сами на собеседовании отказались?
«В рамках дополнительных занятий предлагается на выбор более десятка направлений творчества, спорта и науки. Ребенок в течение 1 месяца их пробует и затем делает выбор, оставляя те, которые ему откликаются. Например, есть родители, для которых важно самостоятельно принимать решение о выборе занятий для ребенка. Скажем, родитель хочет, чтобы девочка учила английский и ходила на гимнастику. Для него важно, чтобы девочка выбирала “женский вид спорта” и самый популярный язык. В нашем же случае, ребенок независимо от пола может выбрать китайский и футбол, хотя для многих это неженский вид спорта и не самый популярный язык общения. Ключевое – то, что это выбрал ребенок, его желание и интерес. Есть родители, для которых это важные факторы при выборе школ и сада, и им наша концепция не подходит. Это их право, их выбор, и на любой спрос всегда найдется предложение. Просто мы так не работаем», – Яна Хафизова, заместитель директора по дошкольному образованию и начальной школе.
– Вы говорите, что в вашей школе нет оценок, а как же тогда происходит наблюдение динамики у учащихся?
«Конечно, оценивание присутствует, и оно отличается от классического формата. Мы не озвучиваем оценки при всех, не сравниваем детей между собой — это наше правило. Важно, чтобы ребенок самостоятельно мог оценить себя, имеющиеся знания, проанализировал, как он проделал работу, фокусировался на получении знаний, а не зацикливался на оценках. Для нас значимо, чтобы дети не боялись ошибок. Любая ошибка — это часть пути к достижению цели. В свою очередь учитель помогает ученикам проанализировать ошибки и найти иной путь решения. Такой метод позволяет сохранить благоприятную среду в классах, не оценивая публично работу, а ориентируя именно на получение знаний и достижение целей», – отметила Яна Хафизова.
– Насколько в современных реалиях нашей страны можно организовать свободу выбора для детей?
«Среди наших сотрудников есть специалисты из России, Казахстана, Узбекистана, а также те, кто обучался в Европе и в СНГ. Есть представители разных национальностей, культур, религий. Нас, таких, на первых взгляд, разных, объединили видение системы образования, ценности и общая цель. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, можно ли организовать свободу в школе – можно. Вопрос – как это сделать и как приучить еще и к ответственности?
Все начинается с мелочей. Ребенок, приходя в школу, сам выбирает себе шкафчик, дополнительные занятия, на которые хочет ходить, языки, которые хочет учить. В рамках самих уроков у детей так же имеется выбор. Например, на уроках математики они могут выбрать объект, площадь которого будут измерять, на обед выбрать еду, которую будут есть, форму одежды, которую будут носить. По сути, все начинается с мелочей, подкрепляется проектами и доходит до выбора профессий», – Лазиза Юсупова, заместитель директора по административным вопросам.
– Это правда, что в вашей школе разрешено использовать мобильные телефоны?
«Давайте будем откровенны, не все взрослые в состоянии контролировать свое времяпровождение в телефоне. А требовать от детей осознанности в пользовании телефонами, вот так сразу, на наш взгляд, неверно. Мобильный телефон — это то, без чего жизнь современного человека уже не представляется возможной. Поэтому в этом году мы разрешаем использование лишь в средних классах. Допускается использование во время проектных работ, когда нужно искать информацию в Интернете или производить расчеты при проведении экспериментов. Задача состоит в том, чтобы дети не воспринимали это "ограничение" как запрет, а сами понимали, для чего они хотят использовать телефон», – Бейбут Дисюпов, заместитель директора по средней школе.
– Какие правила еще есть в школе?
«Как говорится, рядом со статуей Свободы нужно ставить статую Ответственности. Поэтому мы учим детей уважать мнение и интересы других детей, уважать и не нарушать границы чужие и не позволять нарушать свои. Для нас важно, чтобы дети относились с уважением как ко взрослым, сверстникам, так и к детям младшего возраста. Поиграв, дети убирают за собой игрушки уже с детского сада, поели - поставили посуду на мойку, бегать и кричать можно на улице, нельзя опаздывать и т.п. Это обычные правила, которые порой создаются вместе с детьми, так они лучше понимают, зачем и для чего это нужно», – прокомментировала Лазиза Юсупова.
– В вашей школе также нет звонков, получается, что учитель сам решает, когда время перемены?
«Тайм-менеджмент должен соблюдать как ребенок, так и учитель. Важно, чтобы все могли правильно распоряжаться своим временем и уважать чужое время. Это касается и учителей: начинать и заканчивать занятия в то время, которое указано в расписании. Звук классического звонка, который ранее был в школе, очень сильно сбивает детей, а резкий шум приводит к маленькому стрессу, в результате которого у одного ребенка возникает желание резко покинуть помещение, как при пожарной тревоге, а у другого ученика – резкая тревога, что время закончилось, а он не успел завершить работу. Сейчас дети могут сами следить за временем. Когда урок заканчивается они спокойно с радостью идут на перемену, предварительно закончив свои дела», – Эльвина Назифова, координатор IB.
– Разве возможно равноправие между взрослым преподавателем и ребенком?
«Мы отказались от утверждений “Учитель всегда прав”, “Нельзя оспаривать точку зрения учителя”. Когда говорим о том, что мы на равных, подразумевается, что ребенок может высказывать свое мнение, быть несогласным и учитель тоже может ошибаться. Мы приветствуем и даже учим детей выражать свое мнение, при этом аргументируя его и проявляя уважение к собеседнику. В нашей столовой преподаватели и воспитатели едят с детьми за одним столом, дети спокойно заходят в кабинет руководителей, подходят с вопросами к администрации. Дети приходят к учителям с инициативами, идеями и получают поддержку», – Гульноза Бадалова, методист по дошкольному образованию и начальной школе.
– А если родители не прошли собеседование, а ребенок успешно прошел тестирование, не жалко ребенка?
«То, как ребенок будет взаимодействовать с детьми и педагогами, напрямую зависит от того, какие ценности, правила и установки есть в семье. К примеру, в нашей школе, если ребенок не хочет делиться игрушкой, мы учим других детей принять это, либо "договориться", а в семье, возможно, есть правило, что младшим надо уступать, если не делишься, то значит, ты – жадина, и ребенок отдает то, что ему дорого. У ребенка может возникнуть когнитивный диссонанс ввиду того, чему учат дома и в школе. Нам не хотелось бы подрывать авторитет родителей, либо ставить под сомнения те ориентиры, на которые они опираются во взаимодействии с окружающими и собственным мироощущением. Обучать ребенка определенной системе ценностей, которая разнится с домашними правилами, травматично для ребенка и неудобно для родителей. А тестирование ребенка показывает лишь уровень усвоенного материала в школе и уровень развития высших психических функций», – Динара Файзиева, психолог дошкольного сектора и начальной школы.
– Билингвальная среда предполагает активное обучение английскому, а есть ли у Вас носители языка?
«Несмотря на возможность привезти сюда экспатов-носителей, мы решили на текущем этап растить свои кадры. Я горжусь командой, которая есть сейчас. Мы смогли найти преподавателей, которые не только имеют высокие профессиональные навыки, но и легко адаптируются под нашу методику, чувствуют себя комфортно в этой среде и ощущают себя неотъемлемой ее частью. Важно отметить, что среди всех интервьюированных нами преподавателей, мы смогли найти только 7% единомышленников, которые сейчас с нами», – ответил директор школы Арсен Байтуков.
– Кого вы считаете своим конкурентом?
«Возможно, заезженная фраза, но у нас их нет просто потому, что мы другие. Мы не лучше и не хуже. Мы отличаемся. Мы хотим строить образовательное сообщество. Мы уважаем все школы и сады, которые имеются на рынке. И каждый из них имеет своего клиента, который им подходит по ценностям, по программе обучения, по позиционированию. Мы не хантим учителей с других школ. Мы за честное нахождение на рынке.
Когда из школы уходит классный руководитель, часто так бывает, что за ним уходят и ученики – это значит, что у учителя сильный личный бренд. Мы же строим систему, где каждый учитель растет вместе со всей командной и каждый учитель — это часть бренда, а бренд – часть команды», – Анна Подгорная, заместитель директора по маркетингу и рекламе.
На правах рекламы
389views0replies
0

Комментарии