Поиск
RUUZ

Давай поженимся: как узбекские вузы продают свахам личные данные студенток

В вузах Узбекистана годами практикуется продажа личных данных студенток. Одни об этом только слышали, другие же лично столкнулись с подобной проблемой. Кому-то даже пришлось «отбиваться» от назойливых свах, которые приходят в университеты, чтобы поглазеть на юных студенток и выудить о них информацию. Свахи (совчилар) покупают сведения о девушках у администраций вузов, таким образом подыскивая лучших кандидаток своему клиенту. Выбирают студенток по строгим критериям: должна быть красивой, желательно отличницей, в идеале чтобы училась на бюджете, так жениху не придется оплачивать контракт невесты. Девушек рассматривают, словно лошадь на базаре.

21621views17replies
3

Olya Visart / UzNews.uz

Законно ли это? Абсолютно нет. Преподаватели и администрация вуза не имеют никакого права выдавать личную информацию студентов, начиная от семейного положения и заканчивая полученными оценками. Хорошо, если девушка найдет, что ответить назойливой свахе, или поблизости будет преподаватель, который вступится за нее. Но каждая ли способна постоять за себя и как защищаться, если деканат и свахи нарушают ваши права?
Такое действительно бывает?
Наталья Ким (имя изменено) столкнулась с подобной ситуацией во время учебы в педагогическом университете. К счастью, девушка смогла за себя постоять и усмирить незнакомую женщину, которая искала сыну идеальную невесту-студентку. К Наталье подошли в коридоре после пары. «Это факультет дефектологии? У вас тут девочки такие красивые учатся», – хитро улыбнулась женщина. Наталья сразу поняла, в чем дело, и не растерялась. Она с подозрением посмотрела на женщину:
– Что, жену ищите для сына?
– Да вот невестку подыскиваю. Может, контактами обменяемся?
– А вам зачем? – улыбнулась Наталья.
– Ты красивая, сразу понравилась мне, – объяснила сваха.
– А ничего, что я кореянка?
– А ты разве не казашка? – смутилась женщина.
– Нет, кореянка.
– Ну, ничего страшного. Я на нацию не смотрю, – махнула рукой сваха.
Дошло до того, что Наталья начала ругаться с незнакомой женщиной. Больше эту сваху никто в университете не видел. Как рассказывает студентка, такие истории вполне нормальны для их вуза. Обычно учащиеся возмущаются таким гостям, их обучению мешают незнакомые люди. 

«Это же не «Давай поженимся». Сюда люди учиться приходят, а эти женщины толпятся у ворот универа, загораживая вход. Студенты европотока всегда возмущаются, а национального­ – молчат. Они рады, что на них приходят посмотреть», ­– рассказывает Наталья.

Иногда преподаватели встают горой за студенток, но чаще всего сама администрация университета поддерживает свах и сдает им нужную информацию незаконно.
Olya Visart / UzNews.uz
Olya Visart / UzNews.uz
Как у преподавателей собирают данные о студентках
Дарья Османова работала в Национальном университете преподавателем на факультете журналистики в 2019 году. Тогда она и столкнулась с необычной ситуацией: в коридоре ее остановил молодой человек и начал расспрашивать об одной студентке. Дарью первым делом напряг вопрос безопасности, и она стала узнавать, кто он такой.

«Мужчина интересовался, курит ли она, общается ли с парнями в университете, как учится. Он выглядел довольно взрослым, да и на жениха не был похож, поэтому я стала переживать, что девушку преследуют», – рассказывает Дарья.

Она пошла на кафедру и объяснила коллегам национального потока о сложившейся ситуации. Как оказалось, это обычная практика, когда женихи и их близкие наводят справки о своих невестах. 
«Молодому человеку я не дала никакой информации и сказала, что это вам не «дом невест», не «совчи-хона». Это университет, и такие вопросы здесь неуместны. Если вам нужны подобные сведения, идите к девушке и решайте вопрос цивилизованно, а не вот так», – вспоминает педагог.
При этом она предупредила студентку, чтобы та рассказала своим родителям о сложившейся ситуации. Девушка же объяснила преподавателю, что ее родители знают этого парня, они уже с ним помолвлены. К слову, раньше администрация вуза боролась с этой традицией, попасть в университет было не так уж просто. 

«Там же всегда есть охранники, которые записывают всех, кто входит и выходит из универа. И я уверена, что женихов и этих женщин в списках нет. Везде стоят камеры, и если захотеть, такие посещения в вузы легко можно пресечь», – объясняет преподаватель.

Дарья поясняет, что она не представитель традиционной культуры, и поэтому не может судить, насколько тенденция поиска невест в университетах нормальна. Ситуация ее смутила потому, что интересующая парня информация была личного характера.
«Во что одета девушка, курит ли она – это не входит в мои профессиональные обязанности. Если хочешь это выяснить – подойди и спроси у нее лично. Для меня это небольшой культурный шок», – рассказывает женщина.
Дарья говорит, что тот парень не проявлял агрессии и настойчивости – он просто искал другие источники информации об этой студентке. Она сообщила о случившемся в деканат, но никакой реакции не последовало.
Olya Visart / UzNews.uz
Olya Visart / UzNews.uz
Что говорит закон?
Чтобы разобраться с такой необычной тенденцией подбора невесток, мы обратились к Дильфузе Куроловой – юристу по правам человека. 

«Администрация вуза не имеет никакого права выдавать персональные данные студентов. Это закреплено в законе, который уже действует», – говорит Дильфуза.

В статье 14 закона «О персональных данных» говорится, что распространять личные сведения можно только с согласия их собственника. То есть свахи и администрация университета в данном случае обязаны попросить разрешения у студенток поделиться их личными данными.
За распространение персональной информации можно привлечь только к административной ответственности по статье 462 Кодекса об административной ответственности. Незаконный сбор, использование и предоставление персональных данных граждан Узбекистана влечет наложение штрафа на граждан в сумме семи, а на должностных лиц – пятидесяти базовых расчетных величин.
«Однако если эти действия привели к другим последствиям, к примеру, у девушки травма или на нее напали, то, конечно, сюда можно добавить еще и другие соответствующие статьи, в совокупности будет более строгое наказание, вплоть до уголовного», – добавляет Дильфуза.
В любом случае само действие администрации по распространению персональных данных без согласия человека противозаконно. А статья 27 Конституции также гласит о неприкосновенности и защите частной жизни человека.
«Шанс обрести счастье»
Лазиза Нажмитдинова ­– выпускница УзГУМЯ ­– рассказывает, как на первом курсе во время занятия физкультурой к ним в спортзал толпой ворвались женщины в возрасте и начали пялиться по сторонам, рассматривая студенток. 
«Мы не поняли, что это за «делегация опашек» пришла к нам на занятие. К счастью, наша преподавательница смекнула, в чем дело, и попросила их покинуть помещение», – вспоминает Лазиза. 
Женщины оправдывались, мол, им разрешили сюда прийти посмотреть на студенток. Преподавательница выпроводила этих женщин из зала, они еще очень долго возмущались. 
По словам Лазизы, на факультете периодически ходили слухи, что их данные и анкеты продают неизвестным людям. 

«Мне рассказывали, что за отличниц дают 75 000 сумов, хорошисток – 50 000 сумов, а за троечниц ­ничего не дают», – смеется девушка. 

Лазиза и дальше стала замечать, как с утра до обеда у входа в университет толпятся незнакомые женщины. Когда она спросила, кто это такие, ей объяснили, что они «ищут сыновьям невест». 
Она вспоминает еще один яркий случай. Однажды в аудиторию зашел замдекана и попросил студентку Наргиз выйти в коридор. Сказал, что к ней пришли. Учащиеся начали возмущаться, почему она должна выходить к каким-то незнакомым и непонятным людям.

 «Зачем вы так говорите? Вы лишаете ее шанса обрести счастье!», – возмутился в ответ замдекана.

Выходит, что для одних людей поиск невест через администрацию университета – норма, а для других – неуважение и вмешательство в личную жизнь. В любом случае, если студентки попадают в подобные ситуации, всегда можно апеллировать к закону как от незнакомых мужчин и женщин, так и от администрации своего университета.
«Я думаю, самым эффективным способом будет пожаловаться на администрацию вуза в Минвуз и прокуратуру», – заканчивает юрист Дильфуза Куролова.
21621views17replies
3

Комментарии