Поиск
RUUZ

Доктор смерти: зачем вскрывают людей и как избавляются от органов после процедуры

Когда мы представляем работника морга, мы думаем о человеке, приближенном к смерти. Угрюмого, нелюдимого старичка, с виду потрепанного и немного подшофе. На самом деле эти образы мрачного доктора Франкенштейна лишь мифы. В реальном мире судмедэксперты – обычные люди, позитивные, дружелюбные и даже имеют чувство юмора.

16888views0replies
0

Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz

«Есть в судмедэкспертизе такой прикол – в коридоре всегда кто-то ходит, даже если вы один в здании. Иногда толпой»

Учитывая то, что специалисты работают в морге, оставаться в здании одному жутковато даже приземленному человеку. Конечно, это все мифы, что призраки трупов приходят и разговаривают с вами, но присутствие посторонних ощущаться будет. 
Любопытно? Вот и нам стало интересно посмотреть на профессию «доктора смерти» изнутри. Для этого мы пообщались с бывшим судмедэкспертом Сардором (имя изменено) и узнали, какого это – провести большую часть своей жизни в морге.
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Для начала судмедэкспертиза – это работа не только с трупами, но и с живыми людьми. Грубо говоря, это специалисты, работающие в связке с правоохранительными органами. Их задача заключается в проведении любого рода экспертиз. Начиная от анализа крови на алкоголь нарушителя ПДД, заканчивая вскрытием трупов. 
– Мы также и оправдываем людей. Допустим, из 100 пробирок крови на алкоголь 80 оказываются чистыми. Это малый случай. В любой экспертизе мы должны проверять вещдоки тремя разными способами. Например, найдя в крови анашу, я не имею права выносить заключение, если на две трети показан положительный результат. Все три способа должны совпадать, – поясняет Сардор.
В судмедэкспертизу мужчину занесло неслучайно. Будучи абитуриентом, он хотел стать хирургом, но при прохождении психологического теста его шансы уменьшились. Эксперт с ухмылкой вспоминал те времена, когда ему сказали, что из-за меланхоличного характера он будет перенимать на себя состояние окружающих. «Ты сопьешься», – говорили ему. Тогда Сардор поступил на фармацевта, оттуда попал на кафедру токсикологии и в итоге – в экспертизу. Уж очень ему хотелось работать с людьми, но фармацевтика не привлекала. 
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Первое вскрытие
Эксперт искренне засмеялся: «Вы не поверите!» 16-летний Сардор учился еще в колледже, когда оказался не в то время и не в том месте. 
– Мы с одногруппником гуляли после пар около морга.  Нас там остановил какой-то мужик, поругал и даже дал подзатыльник. «Прогульщики!», – возмущался он и потащил нас в здание. Как оказалось, два студента универа не пришли на практику, а одногруппники решили их прикрыть, сказав, что те рядом и скоро придут. Мужчина принял нас за студентов, хотя мы даже с виду выглядели младше. А мы что, мы хорошими актерами были. Внутренние демоны взяли верх, и мы решили подыграть. Когда зашли в морг, смотрели друг на друга с таким удивлением, но отыграли до конца. Все вскрывали и мы вместе с ними, – смеется Сардор.
При этом мужчина ни разу не пожалел об этом, хоть и признался, что было жутко. Больше всего в то время мучал вопрос: «Как отсюда выбираться?», но деваться было уже некуда и пришлось подыгрывать до конца.

При исследовании трупа судмедэксперт по инструкции должен вскрыть минимум три части умершего – это голова, брюшная и грудная полости. При необходимости уже разрезают позвоночную и другие части. 

Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Отличия патологоанатома от судмедэксперта
Многие люди, мы в том числе, до разбора этой темы не понимали четкой грани между двумя профессиями. Судмедэкспертиза в первую очередь отличается с юридической стороны. То есть любая экспертиза и живых и мертвых людей проводится только по постановлению следственных органов, а именно прокуратуры, МВД или СГБ. Патологоанатомы же работают по указанию главврача и не несут особой юридической силы.
Криминал. Судмедэксперт вскрывает только трупы с насильственной смертью или подозрением на нее. Проще говоря, патологоанатом работает с людьми, умершими от болезней и не связанными с травмами. Все остальные тела вскрывает судмедэксперт. Если есть подозрение на убийство, самоубийство, отравление или несчастный случай, то тогда работать будет судмедэксперт. 
Мгновенная смерть. Судмедэксперт проводит исследования скоропостижной смерти. То есть человек может умереть и от заболевания, например инфаркта миокарда, но внезапно. Создается впечатление, что его могли как-то отравить или убить, а может, он и вовсе не знал о болезни.
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Трупы неизвестных людей. Если на улице или в других местах нашли человека без каких-либо документов, то вскрытие будет делать судмедэксперт. То же касается новорожденных детей, найденных в мусорных контейнерах или подброшенных, например, на кладбище. Бывают случаи, что мать сама убивает своего ребенка и избавляется от трупа. За это есть отдельная статья. Если же женщина рожает мертвого ребенка в роддоме, то в таких случаях работает патологоанатом, потому что подозрений на насильственную смерть нет. 
Жалобы. Судмедэксперт вскрывает тела с ненасильственной смертью только в случаях жалобы. Допустим, человек умер от болезни, но смерть произошла в больнице и есть подозрения на неправильную операцию. По разным причинам родственники могут подать жалобу, тогда назначается судмедэкспертиза. Патологоанатом не вскрывает, даже если этот человек умер от инфаркта или сахарного диабета. То есть, когда имеются жалобы на врача или медперсонал, обязательно вскрывают судмедэксперты.
В целом сама профессия судебно-медицинского эксперта намного сложнее, потому что он работает не только со свежими трупами, но и с разлагающимися, а, возможно, и давно захороненными. Это называется эксгумация. Патологоанатом этого не делает, его главная задача, чтобы названная причина смерти совпадала с морфологической, то есть с заключением после вскрытия. Вот и основные отличия.   
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Причина и время смерти
Сардор рассказал, что сначала учитывается внешний фактор: где посинело тело, насколько окоченело и прочее. Потом уже вводятся конкретные данные. Изначально никто не говорит, от чего человек умер, идет общий признак. После всех анализов уже ставится настоящая причина. Например, предполагаемая причина – сердечный приступ, а потом выясняется, что смерть наступила от лекарства. Такое заключение выйдет уже в течение месяца и будет настоящим в суде. 
– Если говорить о времени смерти, то это – целая наука. Разобравшись в этом, можно с точностью определять, какое время назад умер человек. Если разобраться по общим признакам, то сначала человек коченеет. Все конечности, пальцы и губы синеют, а сам он остается в том положении, в котором скончался. Его, конечно, можно изменить, но только с помощью горячей воды. После этого кровь человека и прочие жидкости начнут вытекать наружу из разных отверстий. Вид не из приятных, если честно, – делится эксперт.
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
– Можно ли подменить причину смерти?
– Знаете, поменять причину очень трудно, но просят часто. Если человек понимает, что ему за свое заключение придется отвечать в суде, то напишет он его добросовестно. В целом за период моей работы не менялись 95,5 % заключений. Вот смотрите, у нас есть термин «повторная экспертиза» или по-другому эксгумация. Например, человека уже похоронили, а через некоторое время выясняется, что эксперт взял взятку и скрыл истинную причину смерти. Бывают случаи, когда родственники внезапно узнают о вещах, которые могли случиться с умершим, и сомневаются в заключении. В таких случаях проводится эксгумация и заново устанавливается причина смерти.
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Мифы 

– Мы воруем органы и продаем их за Фархадским базаром после обеда, – злобно смеется Сардор.

Эксперт признался, что этот вопрос его уже достал. На самом деле органы мертвого человека являются просто негодными. Если их пересадить живому человеку, мало того, что они не приживутся, так еще и могут заразить разными болезнями. Если какой-либо орган отсутствует, то это предварительно описывается в справке человека. Он может попасть на стол эксперта уже без «частички» тела. 
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz

– Если бы можно было что-то продать, я бы предпочел только мозг, для некоторых людей, – подшучивает Сардор. 

У судмедэкспертов также есть так называемый «день зачистки». Все органы собираются в один контейнер и захораниваются на кладбище. Только на кладбище. Сардор пояснил, что, работая с трупами, нельзя считать остатки органов мясом или мусором. Нужно иметь уважение и к мертвым.
Следующим мифом эксперт поделился очень неохотно. Например, когда сотрудник дорожной автоинспекции останавливает машину, водителю говорят, что алкоголь в крови может содержаться в течение месяца. На самом же деле уже на третий-четвертый день экспертиза не сможет его выявить. От спиртного не останется и следа. 
Люди на вскрытии тоже не оживают. Это просто невозможно, так как оно не проводится сразу. Перед этим идет множество исследований и заключений, которые на 100 % исключают возможность «восстания».
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
– Есть миф, который меня всегда удивлял и даже обижал. В основном от старшего поколения я слышу, что если на могиле человека заведется змея, то при жизни это был плохой человек. Также говорят, что змеи могут навредить трупу. Я искренне не понимаю, как? С точки зрения экспертизы это выдумка. Скорее всего, на могилу идут крысы, а змеи охотятся на них, – рассказывает Сардор.
Говоря о призраках и паранормальных явлениях, их также можно посчитать за мифы. С другой же стороны, эксперт, проработав в морге более восьми лет, утверждает, что ощущение чужого присутствия будет. Сардор рассказал историю, которая случилась с ним в одно из ночных дежурств. Как-то раз он задремал прямо за рабочим компьютером, перекусив яблоком и оставив нож на столе. Через какое-то время он проснулся от звуков шагов и не придал особого значения, потому что шаги в коридоре морга – обычное дело, даже если в здании, кроме вас, никого нет. Иногда там слышны шаги толпы людей. И вот сквозь эту толпу эксперт заметил настолько приблизившиеся шаги, что аж напрягся. Тень за дверью. Щелчок ручки. С испуга он метнул нож в дверь и попал в косяк. За дверью стояла испуганная лаборантка.
– Я был в полусонном состоянии, сработал инстинкт, и я кинул нож. Моя ошибка была в этом. Ошибка лаборантки была в том, что она не постучала. Дверь не должна была просто так открыться, – поясняет Сардор.
Мужчина признался, что в тот момент очень испугался и за себя, и за нее. «Я же мог ее убить», – повторялось в голове Сардора еще долгое время, после чего он даже взял отпуск.
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Профессиональный юмор
Несмотря на всю тяжесть работы, юмор в таких делах помогает оставаться в адекватном состоянии и не сойти с ума. Судмедэксперт говорит, что чаще всего он нужен в сложных ситуациях. Но побочным эффектом является то, что, находясь в таком состоянии, перестаешь сочувствовать мертвым людям. Когда каждый день видишь и работаешь с этим, развивается философия. 

– Для меня жизнь – эстафета. Кто-то еще на старте, а кто-то у финиша, но в любом случае каждый дойдет до конца. Поэтому, если у людей горе, мы можем просто посмеяться или рассказать анекдот. В тяжелые моменты нам нельзя плакать, мы действуем оперативно, и юмор в этом очень помогает. Иногда даже неловко становится, люди страдают, а я шутки шучу, – с грустью в глазах делится эксперт.

Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Говоря о юморе, Сардор вспомнил историю неудачной шутки над коллегой. Он рассказал, как однажды один из работающих в морге оперировался, ему удаляли желчный пузырь в горбольнице № 1. Дело было вечером, после рабочего дня. Праздник, день рождения сотрудника, все веселые, немного выпили и решили прикольнуться над коллегой. Так как все врачи друг друга знают, они без проблем прошли в реанимацию к своему другу, который только очнулся после наркоза. Они сделали вид, что не слышат коллегу и по привычному сценарию вскрытия решили его разыграть. 
 Мы начали шутить: «Умер при странных обстоятельствах». Пошли разговоры, мол, может, не будем вскрывать, долго спорили и в итоге стали обсуждать, откуда начнем резать. Наш коллега начал кричать и громко умолять не делать этого, а мы будто не слышали его. Так, шутка дошла до того, что его обратно в хирургию повезли, – улыбается Сардор.
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
– Как судмедэкспертиза повлияла на видение собственной смерти?
– Изменилось. Я понял одно, если бежишь от смерти, она бежит за тобой и наоборот. Это, конечно, не означает, что я каждый день совершаю суицид и гоняюсь за ней, – засмеялся Сардор, – но я не боюсь. Смерть – это стена с неизвестным по ту сторону. Тот, кто знает, никогда нам не расскажет.

Когда-нибудь и я умру, но я бы очень не хотел попасть на стол к судмедэксперту, даже если меня пырнут ножом в темном переулке. Но, к сожалению, так нельзя. 

А почему я не хочу, чтобы меня вскрывали? Потому что после моей смерти вообще все равно, что будет. Я верующий человек и, если меня кто-то убьет, верю, что на том свете он ответит. Если я своей смертью умру, я сам на том свете отвечу. Зачем вскрывать? Ну, это мой закон для себя, а он к Конституции никак не относится. Так что, если придется, от этого не убежишь.
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
– Существует ли мгновенная смерть? 
– Да, но не как в фильмах от выстрелов. Это называется скоропостижной смертью, когда человек может умереть сидя на работе, за рулем, во время еды или даже во время сна. Приведу такой пример: женщина 46 лет была на приеме у стоматолога, и вдруг скоропостижно умирает. Ее никак не могли спасти, она умерла прямо в кресле стоматолога. Конечно, родственники сразу обвинили врача, но, когда мы вскрыли, оказалось, что у нее при жизни была аневризма. Это несчастный случай. 
– Что в работе самое сложное? 
– Стресс людей. Во-первых, как бы вы хорошо ни выполняли свою работу, никто вам спасибо за это не скажет. Во-вторых, многие говорят, что я ничего не чувствую. Нет, мертвого человека невозможно не чувствовать. Например, есть такой эксперимент. На скотобойне забивают быка и на какой-нибудь тележке отвозят его отрезанную голову за километр. А потом возвращаются с пустой тележкой к стаду. Животные сразу чуют запах смерти.
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Теперь о людях. Со временем я стал по органам человека ощущать, каким он был при жизни. Например, до экспертизы я никогда не работал с гистологами, но приходилось с ними общаться. Представьте, вы даете гистологу кусок мозга, а он определяет возраст умершего, пол, уровень стресса и кем был человек – научным работником или занимался физическим трудом. Так что сама по себе экспертиза – это наука. Там нет сверхъестественных вещей. 
В экспертизе нет, а в самой смерти есть. Смерть ощутима даже по теории Дарвина. Может, гормоны, а может, феромоны, но человек что-то оставляет на месте своей смерти. Почему люди стараются избегать квартир, в которых люди умирали насильственной смертью, а машин – особенно?
Сардор вспомнил историю, когда парочка в автомобиле остановилась под деревом, уснула в машине и отравилась. Дело было зимой в горах Джизака. Машина скрылась под снегом за большим деревом, поэтому заметили ее только к весне. Когда открыли авто, нашли два трупа, отравившихся угарным газом.
– А теперь представьте запах. Я решил проследить за дальнейшей судьбой машины. Кто купил, кто продал. Помню до седьмого ее владельца, который попал в аварию. Люди, не знавшие даже, что в этой машине кто-то умер, говорили, что она тяжелая. Этот случай еще раз подтверждает ту теорию с тележкой. Люди ощущают смерть, даже если не присутствовали рядом. Шестое чувство всегда скажет: «Здесь опасно», – говорит эксперт.
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
– Приходилось ли вскрывать близких?
– Да, самого близкого друга. Ирония была в том, что он всегда говорил: «Я тебе не попадусь». Получилось так, что, кроме меня, в тот день никого не было. В целом по закону и моральным принципам у нас нельзя принимать близких, но получилось так, что тогда был праздник и дежурил только я. В тот день он совершил суицид. Это очень неприятно, поверьте, очень.

Самая тяжелая часть экспертизы, когда приходится работать с близкими. Почему? Потому что перед вами уже не просто труп, а близкий человек. Он не ответит на ваши вопросы, даже если лежит перед вами. Вы должны делать свою работу, хоть и не хотите. Это трудно. Поверьте. 

Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
По Сардору было заметно, что ему неприятно говорить на такие темы. Казалось, будто он вновь переживал тот день.
– Ночью мы виделись, все было хорошо. Попрощались, он перед этим немного выпил. На следующий день я слышал его ругань перед уходом с работы. До сих пор тысячу раз жалею, что не подошел к нему, а встретил уже в морге – на столе. Думаю, этот момент очень повлиял на мой уход с работы, – говорит Сардор.
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Абдулхак Тургунов/ UzNews.uz
Сейчас эксперт уже несколько лет не работает в судмедэкспертизе, и на это есть ряд причин. Во-первых, проблемы со здоровьем – от химикатов у него стала отказывать печень. Но при этом далеко он не ушел и сейчас работает в органах. Во-вторых, морг изматывает человека. Последствия от проведения большей части жизни среди мертвецов дают о себе знать.
16888views0replies
0

Комментарии